как посмотреть френд-ленту?

Я давно ничего не писал в ЖЖ, но френдленту время от времени просматриваю. И вот сейчас я обнаружил, что мне доступны в ней только сто последних записей. Потыкался в настройках - ничего не нашёл. Это у всех такая беда, или с ней как-то можно бороться?

Ископаемые древесины из Гуанси

Я недавно сдал отчет по моему гранту РФФИ, посвященному изучению ископаемых древесин из провинции Гуанси в южном Китае. К отчету положено прилагать популярное изложение полученных результатов. Я решил частично воспроизвести его здесь, чтобы добру не пропадать. Может, кому-нибудь любопытно будет. Неопубликованные результаты я исключил. Итак…

Выдающийся отечественный ботаник А.Л. Тахтяджян рассматривал юг Китая и Юго-Восточную Азию как прародину цветковых растений. Хотя современные данные и не подтвержадют эту точку зрения, значимая роль восточной Азии в становлении современного разнообразия растений в глобальном масштабе не подлежит сомнению.
Поскольку палеоботанические свидетельства, позволяющие реконструировать историю флоры и растительности этого региона весьма скудны, любые новые находки ископаемых растений в этом регионе очень важны для науки.

В рамках нашего проекта мы изучали древесины деревьев, которые были распространены в позднем эоцене (около 35 млн. лет назад) и позднем олигоцене (около 25 млн. лет назад) на территории провинции Гуанси в юго-восточном Китае. Наш проект выполнялся при поддержке РФФИ совместно с профессором Цзинь Цзяньхуа (Jin Jianhua) и его группой из Университета Сунь Ят-сена в Гуанчжоу. Он стал продолжением нашего тесного сотрудничества в изучении ископаемых древесин южного Китая, начатого еще в 2009 году.
Collapse )

к постколониальной систематике?

На недавней экскурсии в Даньсяшань (Danxiashan Geopark http://www.absolutechinatours.com/Foshan-attractions/guangdong-danxiashan-geopark-4448.html) нас сопровождал аспирант из South China Botanical Garden в Гуанчжоу, который делает диссертацию по систематике китайских буковых. Парень очень неплохо знаком с местной флорой, хотя названия растений он знает только по-китайски. Впрочем, латинские названия легко добывались с помощью смартфона. Мы, однако, хотели знать не только названия родов (нам было не до видов...), но и семейства, к которым они принадлежат. И тут оказалось, что человек, занимающийся систематикой такой сложной группы, как восточноазиатские буковые, совершенно не ориентируется в семействах растений. Каждое название он пробивал через поисковик, находил название семейства и показывал нам.

Раньше на подобных экскурсиях нас сопровождали коллеги с распечаткой списка видов, разбитого по семействам, так что проблемы с привязкой к ним не было. Но на этот раз списка видов на бумаге не было, и проблема встала во весь рост. И она меня немало обескуражила.

Я навел справки и выяснил, что китайские студенты-биологи действительно толком не изучают систематику. От них требуется хорошо ориентироваться в местной флоре, умеять распознавать виды - но не более того. Задача привязать вид к системе перед ними не ставится: у них просто нет образа этой системы.

Разительный контраст с европейским биологическим образованием, в основе которого лежит именно систематика, представление о системе организмов. Разумеется, далеко не все студенты хорошо ориентируются в этой системе, но представление о ней закладывается глубоко и прочно. И когда мы с этим бэкграундом попадаем в экзотическуя страну, то обычно не запоминаем виды растений, однако стремимся привязать их к месту в системе: к семейству, а если повезёт - то и к роду.

Очевидно, что китайские коллеги осваивают экзотическое разнообразие совершенно иначе. Конечно, среди них есть прекрасные систематики с широким кругозором. Их навыки, однако, считаются делом узкой профессиональной компетенции, а не основой биологического образования.

Таким образом, несколько утрируя, можно сказать, что китайская ботаника находится в долинневском состоянии. При этом, однако, она бурно развивается, и успехи её впечатляют. Недавний 19 Международный ботанический конгресс в Шеньжене это показал.

Систематика Линнея - это универсальная машинка для освоения разнообразия организмов, созданная в ответ на имперские запросы европейских стран. Европейской folk taxonomy для этих целей явно не хватало. Сейчас мы оказались в пост-колониальной ситуации, когда в мире почти не осталось колоний, а империализм сменил свои формы. И мы видим, что folk taxonomies возвращаются в науку. Китайская ботаника - только один пример. Другой - это подъем этноботаники, которая становится респектабельным трендом. В РФ как реликтовой империи эти тенденции малозаметны, но вот из Южной Африки они очень даже видны.

Едва ли эти тенденции приведут к упадку линневской систематики: глобализацию все-таки никто не отменял. Тем не менее можно ожидать новых и весьма причудливых отношений между линневской систематикой и folk taxonomies. Какими они будут - не знаю. Что вижу - то пою.

Измеряем удава в попугаях...

Не удава, а клетки и прочие части растений, видимые под микроскопом. И не в попугаях... Но вот и подошел к экватору мой семестровый курс “Plant Cytology and Anatomy” в Univ. of Johannesburg. Дело идет несравненно легче, чем в прошлом году, хотя времени все равно уходит много. Студенты вполне мотивированные и ответственные, а некоторые даже интересуются предметом. Но есть вещи, которые с трудом поддаются моему пониманию…

Объекты, которым посвящен курс, обычно видны только под микроскопом, поэтому постоянно надо прикидывать их реальный размер. Как показал опыт прошлого года, студенты фатально не понимают, что такое увеличение изображения и для чего нужен масштабный штрих на микрофотографиях. На первом же практическом занятии я прочитал подробную лекцию о понятиях «увеличение» и «масштаб». Потом мы рисовали клетку кожицы лука, прикидывали ее размер, сравнивая ее с диаметром поля зрения, рассчитывали увеличение рисунка и длину масштабного штриха для него. На двух последующих занятиях я требовал, чтобы все рисунки клеток сопровождались указанием их размеров. И вроде бы студенты въехали в тему…

Но потом был практикум, на котором мы смотрели крахмальные зерна в клетках картофеля, фасоли и банана. Я дал им задание указывать на рисунках как размеры клеток (приблизительно определяемые по сравнению с диаметром поля зрения микроскопа), так и размер крахмальных зерен в них. И тут – бац! – снова массовое непонимание: как определить размер зерен, если размер клеток уже известен? Мне пришлось специально объяснять, что размер зерен можно оценить по размеру клеток или любых других объектов. Эта идея оказалась очень трудной для большинства студентов. Замечу, что речь идет о ребятах, которые очень неплохо знают химию с физикой, да и собственно цитологию вполне понимают. Так, вопрос «Почему для экстракции хлорофилла ацетон подходит, а этанол нет?» не вызывает у них больших затруднений.

Collapse )

логические задачки про принцесс

Лиза (ей 6 лет) часто просит меня придумать для неё задачки с ее любимыми персонажами. В последнее время я сочинял логические и комбинаторные задачки про диснеевских принцесс. Запишу их, чтобы не пропадали. В них участвуют четыре принцессы: Ариэль, Рапунцель, Эльза и Белоснежка.
Collapse )

Я сделал это!

Вчера прочитал последнюю лекцию моего курса 'Plant Anatomy and Cytology' в University of Johannesburg. Всё! В следующем семестре у меня не будет занятий.

Для меня это настоящее событие, поскольку challenge был серьезный. Я никогда раньше не читал курсов в университете (всякая мелочь, вроде КСЕ и экологии в ВРФШ, не в счет). Тем более никогда не читал их по-английски. К тому же в другой стране, где весь учебный процесс организован иначе, чем в России, и не очень-то понятно как. Ну и у студентов иной кругозор. Еще меня пугали тем, что уровень студентов крайне низкий, что многие из них – выходцы из деревень, где чуть ли нет электричества. И культура другая, менталитет другой…

Сейчас можно сказать, что я справился, причем все оказалось не так уж страшно. Но поработать пришлось много. Подготовить лекции заранее я не мог, так как слабо представлял себе, чего от меня ожидает аудитория. Пришлось всё делать на ходу. С начала февраля по вчерашний день я жил в режиме жесткого перманентного дедлайна. Устал, но это позади. Ощущение, что защитил диссертацию. В следующем году будет легче.

Никаких серьезных ментлитетных отличий местных студентов от российских я не заметил. У меня на курсе около 60 студентов (кто-то приходил, кто-то уходил). Из них белых – человек 12 (любопытно, что почти все мальчики, только одна девушка – местная португалка), остальные чернокожие, причем явно из разных этносов (зулу, венда, свази и другие). Интересно, что нет ни одного индуса, хотя на кампусе их много (говорят, что они все идут на экономику). В своей массе студенты оказались вполне в состоянии воспринимать мой материал, человек десять им активно интересовались, задавали вопросы (часто очень толковые).

Замечу, что от остатков расизма (я все-таки испытывал некую напряженность в общении с неграми) я избавился в первые же недели. На цвет кожи собеседника стал обращать не больше внимания, чем на цвет одежды. Когда работаешь как негр, то как-то не до расизма :) С другой стороны, ни с каким «аппартеидом наоборот» я не сталкивался ни разу – ни в университете, ни вообще в стране.

В целом, студенты тут гораздо более ответственно относятся к учебе, чем в России. У них есть серьезная мотивация: образование тут все еще остается важнейшим социальным лифтом (а безработица 25%, между прочим), да и престиж естественных наук гораздо выше. Разумеется, ничто человеческое (вроде лени и раздолбайства) им не чуждо. Списывают иногда... Приятно, однако, что отношения с ними строятся как со взрослыми людьми: тут нет повального инфантилизма, свойственного многим российским студентам.

Серьезная проблема, с которой я столкнулся – это крайне слабая подготовка студентов по математике. На практических занятиях мы учились оценивать размер объекта под микроскопом, делать рисунки с масштабным штрихом и т.д. Такое понятие, как увеличение рисунка или микроскопа, многим студентам оказалось не по зубам. Определить размер клетки, нарисованной рядом с масштабным штрихом, смогли не больше трети студентов. Пришлось им это разъяснять подробно и многократно. Они это поняли на уровне алгоритма, но, конечно, не в моих силах было исправить все дефекты их школьной математики (многие из них не знают, сколько миллиметров в сантиметре, и не в состоянии умножать/делить на 100 без калькулятора).

Другая проблема (не столько моя, сколько студентов) в том, что тут не принято конспектировать лекции. Готовятся к тестам они в основном по презентациям, которые преподаватели вывешивают в интернете (они не обязаны вывешивать, но обычно делают это). Просто жаль студентов – их время на лекциях проходит почти впустую…

Еще одна забавная проблема состоит в том, что в качестве примеров, которые приводятся в учебниках ботаники, используются органы растений Северного полушария, которые здесь экзоты. Скажем, строение коры и древесины традиционно демонстрируется на ветке липы, а здесь её не так-то легко найти (хотя район по соседству с нами и называется Linden)…

Сейчас я вижу, что многое надо было делать по-другому: учту это в следующем году. Но никаких фатальных промахов я вроде бы не допустил. Радует, что теперь мои презентации, тексты заданий, разработки практических занятий уже при мне: в будущем их понадобится лишь слегка корректировать.

Вообще, работать в University of Johannesburg мне страшно нравится! Очень приятно, что к преподавателям и исследователям тут относятся как к центральным фигурам в университете, а не как к досадным довескам при администрации. Приятно и то, что мне не надо ничего согласовывать и утверждать у начальства ни по содержанию курса, ни по тематике исследований: мне доверяют, а всю полноту ответственности я беру на себя. Отношения с начальством чисто деловые и не занимают много времени; бумажек писать почти не нужно.

Еще страшно радует, что в отношениях между коллегами тут практически нет корпоративности, основанной на личной преданности – того «феодализма», которыми пропитана социальная ткань в российских научных коллективах. Тут все доброжелательны, готовы помочь – но не потому, что ты «свой», а просто потому, что ты человек. Главное, что требуется – это делать дело. Кончаю писать – работать надо :)

Да здравствует милая Африка!

Сегодня я подписал контракт с University of Johannesburg. C 1 декабря (т.е. уже с понедельника) я становлюсь постоянным сотрудником этого славного университета. Пока я буду Senior Lecturer of Plant Anatomy, но через два года есть все шансы стать профессором. При этом я пока остаюсь сотрудником БИНа.

В середине января я перебираюсь в ЮАР вместе с семьёй. С февраля по май у меня будут лекции, так что надо будет плотно сидеть в Йоханнесбурге. Остальным моим временем я могу распоряжаться как хочу.

Немного предыстории
Collapse )

Парк Крюгера. Антилопы.

Продолжаю выкладывать фотки из Парка Крюгера. Сейчас будут антилопы.



Это импалы, самые многочисленные антилопы в Крюгере. Сначала они восхищают своим изяществом, но быстро на них перестаешь обращать внимания.
Collapse )

Парк Крюгера. Котики и другие хищники.


Наконец-то я привел в порядок мои фотографии из Крюгер Парка, сделанные больше года назад (в январе 2013 года). Крюгер Парк – это огромный национальный парк, который тянется вдоль границы ЮАР с Мозамбиком; по площади он примерно равен Израилю. Организован он на редкость толково: посетить его может любой человек, но перемещаться разрешается только по дорогам, не покидая машину. В парке есть несколько поселков, в которых можно остановиться; они отделены от окружающей саванны плотным забором. В результате влияние человека на природу ограничено и находится под контролем. И надо отдать должное Паулю Крюгеру, который еще в конце 19 века (когда слово «экология» знали лишь немногие читатели Эрнста Геккеля) предложил сделать здесь заповедник.

Сейчас я покажу хищников, которых мне довелось повстречать. Котиков, главным образом. 18+
Collapse )

Полярная ночь российской науки

Моя статья про ПАБСИ и Жирова в "Троицком варианте". Ольга Петрова уже вывесила ее у себя (спасибо!), поэтому я просто перепощу.
Оригинал взят у da_galanthus в Полярная ночь российской науки
В свежем номере "Троицкого варианта" - статья Алексея Оскольского "Полярная ночь российской науки". Ссылка на статью будет доступна чуточку позже - пока же можно почитать pdf-версию ну или вот тут Collapse )